Книги, в которых что-то не клеится с точки зрения политологии

Продолжаем расширять ваш читательский кругозор, а заодно учим смотреть на известные книги с непривычной точки зрения.

«Метро-2033», Дмитрий Глуховский

Сомнения вызывает история, когда дипломатические работники Германии на фоне развернувшейся Третьей Мировой устроили в Московском посольстве своей страны этакий косплей Третьего Рейха.

Дело в том, что история нацизма является неслабой психологической травмой для немцев и любые попытки реставрации чего-нибудь подобного не силами маргиналов, а высокообразованными дипсотрудниками, в семьях которых поколениями вытравливался любой намёк на симпатию к гитлеровскому режиму, как-то не внушает большого доверия.

Также сомнительно, что такой косплей вызвал бы поддержку у местного населения. Куда более вероятно, что гипотетический националистический кластер на территории постапокалиптической Москвы копировал бы идеологию и внешние атрибуты Российской Империи.

Ещё одна вызывающая вопросы деталь сеттинга — это деление столицы на фракции по идеологическому (а не, скажем, этническому или даже просто феодальному, как это было в реальных 90-х) принципу с последующим мало что проясняющим объяснением (острожно, дальше вас ждёт вынужденный спойлер!) в том духе, что это было сделано специально, чтобы территорию Москвы было проще контролировать чудом сохранившимся (да ещё и существующим в полной секретности) властям.

«Песнь льда и пламени», Джордж Мартин

В целом данный литературный цикл очень здорово прописан с точки зрения политологии (по сути, это хороший учебник того, что в академических кругах принято называть термином real politik). Вопросы вызывает лишь один момент.

Дело в том, что карта мира на момент старта истории выглядит немножко странной с точки зрения реального средневековья / феодализма. Из-за многочисленных династических браков на Вестеросе регулярно должны были складываться ситуации, когда двумя и более из семи королевств владела бы одна семья — как это и было, кстати, в реальной истории Европы.

Мир, в котором условные Тарты тысячу лет контролируют одноименный остров в Узком море, а условные Ланнистеры с Баратеонами не отхватили себе крупные куски Простора и Речных Земель, вызывает некоторые сомнения в своём правдоподобии.

Сага о Гарри Поттере, Джоан Роулинг

Самая главная политологическая загадка этой серии книг — премьер-министр Великобритании. Он в курсе существования магического мира, однако ничего даже не пытается предпринять для купирования явно превращающегося в проблему волдемортовского переворота. Ведь творимое Рэдлом безобразие сопровождается массой диверсий и террористических актов в мире маглов. Причём в книге прямо упоминается, что от них у премьер-министра уже «болит голова».

Очевидно, что защита немагического мира от секты явно враждебных магов (вспомните хотя бы скульптуру, которую Волдеморт приказал установить в захваченном им Министерстве Магии) должна была стать приоритетом магловского мира. Так что все оппонирующие Тому-Кого-Нельзя-Называть волшебники по необходимости должны были объединиться с людьми-неволшебниками. При технологиях, доступных последним (чего стоит одно только огнестрельное оружие) разобраться с не очень-то многочисленными плохишами было бы относительно просто.

Что же видим мы? Два министра (магловский и магический) регулярно видятся, обмениваются информацией, сетуют и… ничего не делают для объединения усилий. Единственное, что их по прежнему волнует — это сохранение секретности. И, кстати, весьма удивительно, что при таком количестве маглорожденных секретность эту удаётся сохранять столь долго.

Ещё одна интересная возможность для Тома Рэддла, которая в книгах почему-то даже не рассматривается — это сорвать с помощью какого-нибудь особо громкого теракта Международный Статут о Секретности. Такой шаг настроит людей против волшебников и спровоцирует их на войну. Тогда по итогам неизбежной общепланетарной «охоты на ведьм» магам волей-неволей пришлось бы массово записываться в Пожиратели Смерти.

Кстати, Статут сам по себе является интересной международно-политической проблемой. Как известно, он подписан ещё в XVII веке. С тех пор большая часть стран, которые там, видимо, упомянуты, попросту исчезла с карты мира. Не поменяла название, а прямо исчезла. И взамен появилось великое множество новых. Интересно порассуждать, как эта проблема решалась в мире, придуманном Роулинг.

0

Добавить комментарий