Из каких детских воспоминаний Мартина родилась «Песнь льда и пламени»?

20 сентября в этот мир пришёл самый влиятельный из ныне живущих авторов фэнтези. Это замечательный повод рассказать о некоторых интересных фактах из его детства и юности.

Мартин происходит из когда-то богатой семьи, которая резко обеднела в Великую Депрессию. Достаточно сказать, что его отец зарабатывал на жизнь работой грузчиком в порту. В юности Джорж часто проходил мимо фамильной пристани и дома, которые когда-то принадлежали его предкам. Это с одной стороны бередило раны, а с другой вызывало чувство гордости. «Хоть они и бедны, но произошли-то от величия», говаривал будущий писатель.

Долгие годы он считал себя на четверть итальянцем. Об этом ему рассказывали родственники. Однако данные генетического исследования (его заказали в рамках телешоу «В поисках корней», героем которого однажды стал писатель) подтвердили ирландских, французских, английских и немецких предков. А вот дедушку-итальянца они опровергли.

Вместо этого выявились 25% еврейско-ашкеназских корней. Вот такой получился сюрприз. Легко, впрочем, представить почему дедушка Мартина в ситуации тогдашней Америки решил выдать себя за итальянца.

В детстве мир Джорджа состоял из небольшого пространства между школой и домом. Как он рассказывал в одном из интервью, «Первой улицы — Пятой улицы». Ограниченность и страшная информационная скудность этого мира заставили мальчика мечтать о путешествиях. Однако семья, как уже говорилось, была бедна и единственный способ решить эту проблему лежал через воображение. Так маленький Джордж стал ненасытным читателем.

В детстве он писал небольшие рассказы и сказки, которые продавал за несколько центов своим сверстникам. Истории эти были преимущественно про разнообразных чудовищ. Однако также он писал рассказы о вымышленном королевстве, населенном его домашними черепахами.

Другой чертой раннего стиля Мартина (которую он пронес через всю жизнь) была привычка затевать «бесконечные истории». Большую их часть он не доводил до конца, потому что на бумаге они выглядели совсем не так хорошо, как в его воображении.

Также юный писатель читал марвеловские комиксы и даже сочинял для них сюжеты. Одно из писем подростка редактору серии «Великолепная четверка» было опубликовано в журнале. Также очень рано, в 1965 году он выиграл конкурс «Лучшая фанатская история» за свой прозаический рассказ о супергероях «Пауэрмэн vs. Голубая преграда». Таким было самое начало его творческого пути.

Писатель с детства увлекался шахматами и несколько лет это даже кормило его. В 70-х вся Америка массово фанатела по шахматам после победы Бобби Фишера на чемпионате мира. В те годы Мартин уже вовсю публиковался, однако доходы от писательства ещё не позволяли на них жить. И тогда выручило его умение играть в популярную игру.

Знания и опыт Мартина позволили ему стать нанятым директором турниров Континентальной шахматной ассоциации. Это давало ему достаточный доход. А поскольку состязания шахматистов проводились только по субботам и воскресеньям, это освобождало Мартину массу времени на писательский труд целых три года (с 1973 по 1976 год). Когда американский «шахматный пузырь» лопнул и перестал приносить доход, Джордж уже стал существенно более авторитетным писателем.

Кстати, не растут ли корни изысканных маккиавеллиевских игрищ в «Песни льда и пламени» в том числе и из этого источника?

Как минимум один финалист «Хьюго» родился благодаря влиянию юного Джорджа Мартина. В середине 70-х он познакомился с профессором английской филологии Джорджем Гатриджем из Милуоки, который на тот момент презирал научную фантастику и фэнтези («спекулятивную фантастику»). Разговоры с Мартином не просто заразили его интересом к этой области литературы, но и заставили писать в этих жанрах. И в итоге за своё творчество Гатридж однажды стал финалистом «Хьюго» и дважды — премии «Небьюла» за тексты в жанре научная фантастика.

Кстати, сам Мартин тоже всегда больше предпочитал НФ, хотя литературную славу, как вы знаете, ему принес труд совсем в другом жанре. Так что из жизни этого писателя можно извлечь один интересный урок.

Иногда для того, чтобы реформировать литературное направление, совсем не обязательно быть его горячим фанатом. Неспроста же романы Мартина определяют как «фэнтези для тех, кто не любит фэнтези».

0

Добавить комментарий